Давно ли вы читали художественную литературу? А детскую? Предлагаю освежить память и улыбнуться.
Отрывок из сборника «38 попугаев»
Григорий Остер
— Про что же мне думать? — вздохнул удав.
— Думай... Думай про кукаляку! — сказала мартышка.
— Как же я буду про нее думать, — сказал удав, — если я даже не знаю, что это такое — кукаляка?
— Кукаляка — это такой ящичек, в котором лежит мукука, — объяснила мартышка.
— Что лежит? — не понял удав.
— Мукука!
— А мукука — это что?
— Мукука — это такая коробочка, в которой лежит бисяка.
— А что такое бисяка?
— Бисяка — это такой пакетик, в котором лежит хрюря.
— Что ты такое говоришь, мартышка? — возмутился удав. — Какая еще хрюря?
— Пампукская хрюря! — сказала мартышка. — Пампукская!
— Никаких пампукских хрюрь я никогда не видел! — закричал удав.
— Мало ли чего ты не видел! — сказала мартышка. — Ты его не видел, а оно есть.
— Где? — спросил удав.
— В разных местах, — сказала мартышка. — А пампукская хрюря — это такой сундучок, в котором лежит мамурик.
— Погоди, мартышка! — взмолился удав. — Погоди! Кто его туда положил? Этот сундучок. В этого мамурика.
— Не сундучок в мамурика, — поправила мартышка, — а мамурика в сундучок. И никто его туда не клал. От там и так лежал.
— Кто? Где? — закричал удав. — Зачем он там лежал?
— Ты про кого спрашиваешь? — осведомилась мартышка. — Про сундучок или про мамурика?
— Про них! — сказал удав. — Про обоих. Зачем они там лежали?
— Там они не лежали, — сказала мартышка. — Они лежали в другом месте. Неподалеку.
— Мартышка! — закричал удав. — Сейчас же перестань! Я уже ничего не понимаю!
— И понимать нечего! — сказала мартышка. — Все очень просто.
— Говори сию минуту, — потребовал удав. — Что там внутри всех этих ящиков, коробок, пакетов, чемоданов, кульков и сундуков?
— Не знаю! — сказала мартышка.
— А кто знает? — спросил удав.
— На свете есть много такого, — сказала мартышка, — про что никто ничего совсем-совсем не знает!
— Если про это никто ничего не знает, — сказал удав, — то я про это и думать не буду!